Нобелевская премия по литературе: 5 книг, которые вам все-таки понравятся

С премиями всегда не все просто. В 2017 году Нобелевку по литературе получил Кадзуо Исигуро, «который в романах великой эмоциональной силы открыл пропасть под нашим иллюзорным чувством связи с миром». Его «Погребенный великан» — интересная и необычная книга, но… кто-нибудь читал «Остаток дня»? Что-то более занудное, чем рассуждения дворецкого о своей работе, вообще можно представить? В 2013 премии удостоилась Элис Манро — тот редкий случай, когда премируется нечто читабельное. В 2010 — Марио Варгас Льоса, тоже исключение. Но в остальном… почему книги, награжденные Нобелевкой, такие программные и скучные? Почему не стоит читать все подряд, вооружившись списком лауреатов?

Нобелевская_премия

А вот почему.

У этой премии нет задачи выбрать самого лучшего автора, чемпиона в прозе или поэзии: ей нужно обозначить рубежи сегодняшнего понимания литературы. Альфред Нобель представил такую формулировку: «тому, кто создаст наиболее выдающееся литературное произведение идеалистической направленности». То есть автору книг, способствующих гармонизации и умиротворению всех обитателей мира. «Идеализирующих» реальность.

В этой связи я жду не дождусь, когда Нобелевская премия наконец достанется Джоан Роулинг.

А вот и пятерка книг-нобелевских лауреатов, которые должны вам понравиться.

1. Чеслав Милош (Нобелевская премия 1980-го года), «Долина Иссы».

bEznYuXF

Единственная книга польского поэта и мудреца Чеслава Милоша, которая хоть как-то соответствует определению «роман». Исса — сонная, затененная деревьями река — струит свои воды где-то в темной литовской глухомани, а на ее берегах течет жизнь — архаичная, мало изменившаяся со времен Средневековья. Оплакивает своих ушедших в армию сыновей бабка главного героя — девятилетнего Томаша, мальчика из польской шляхетской семьи. Охотники, раздувая щеки, трубят в рога среди осенних лесов, в господском саду поспевают яблоки, а борцы за независимость Литвы подбрасывают в комнату Томаша боевую гранату. Жизнь накануне великой смуты XX века во всей ее красоте, полноте и многообразии, а кроме того, один из самых завораживающих образчиков того, что принято называть «прозой поэта».

2. Сельма Лагерлеф (Нобелевская премия 1909 года), «Морбакка»

Мы знаем ее как автора детской книге о Нильсе, а шведы больше всего ценят ее трехтомную эпическую сагу о семействе Левеншельдов. Если вы любите книги Астрид Лингдрен о Бритт-Мари и Эмиле из Леннеберги, «Морбакка» вам очень зайдет.

3. Тони Моррисон (Нобелевская премия 1993 года), «Возлюбленная»

958xgymreBE

По форме и действию напоминает «Хижину дяди Тома», но на выходе оборачивается пугающей, трогательной и невыразимо печальной историей в лучших традициях «южной» американской прозы с одной стороны, и хорроров Стивена Кинга — с другой. Один из величайших романов XX века — и, бесспорно, главная книга об американском рабстве со времен «Гекльберри Финна».

4. Герта Мюллер (Нобелевская премия 2009 года), «Сердце-зверь»

hSXSsV3f

Герта Мюллер, выходец из семьи банатских швабов (немцев, живущих на территории Румынии), стала, пожалуй, самым неизвестным нобелиатом за последние тридцать лет — к моменту присуждения ей премии на английский был переведен только сборник ее эссеистики, а на русский — лишь пара стихотворений. Однако после публикации по-русски ее самой известной книги стало очевидно, что Нобелевский комитет не ошибся с выбором. Как и сама Мюллер, героиня-рассказчица происходит из семьи «орумынившихся» немцев. Ужасы социалистического мира, юность, страх и ложь — это поразительно.

5. Элис Манро (Нобелевская премия 2013 года), «Ты кем себя воображаешь?»

M060RLTV

Канадка Элис Манро получила премию как «мастер современного короткого рассказа», и это безусловная правда: лучшее не рассказов сегодня не пишет никто. В этой книге рассказы посвящены двум женщинам — Розе и Фло. Роза пытается выбраться из нищеты, закончить университет, запрыгнуть в захлопывающуюся дверь социального лифта, влюбиться, выйти замуж. Фло пытается защитить Розу от реальности и от нее самой — ну, или, если угодно, удержать ее рядом, удушить любовью и ревностью, запереть в своей социальной страте, лишить будущего. Банальность в духе «Одной жизни» Мопассана в пересказе, а в реальности — тончайшая, сотканная из полутонов и полутеней, виртуозная по замыслу и исполнению история человеческой души. Если бы Чехов жил сегодня, он определенно писал бы как Элис Манро.

Для публикации я использовала книгу Галины Юзефович «О чем говорят бестселлеры.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s